НА ГЛАВНУЮ
Логин
Пароль
 
Регистрация на сайте!
Забыли пароль?
КУРСЫ ВАЛЮТ:
Доллар США / руб.
63.8530
Евро / руб.
70.4235


ССЫЛКИ Journalist-PRO.com
 
Последние комментарии
Интернет журналисты
Конкурсные статьи
RSS Журналист
Журналисты.Ру
 



ЖУРНАЛИСТЫ МЕСЯЦА

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ



Журналист Journalist PRO

Проект Журналист Journalist PRO создан для тех, кто умеет или, по крайней мере, хочет научиться писать, но пока не имеет возможности публиковать написанные материалы, статьи, фоторепортаж. Проект предполагает написание и размещение статей на любые темы, представленные в газетах, журналах или сайтах публицистического характера (проба пера в категориях: обзоры и рецензии, культура, наука и образование, общество, афиша новостей, рецензии на фильмы, политика и экономика, интернет, технологии, спорт, art и кроме того), а также критику и комментарии к статьям, что, в принципе, и помогает научиться писать грамотно и, главное, по теме. В рубрике ОБЩЕСТВО публикуются материалы о событиях, происходящих в социуме, о социальных группах, движениях и системах ценностей. При использовании любой информации с сайта ссылка на проект journalist-pro.com обязательна.

Для участия в проекте предлагаем ознакомиться с правилами проекта и зарегистрироваться.

2 ноября 2011

Люди и вещи. Среди башмаков. Часть 1

Толковый словарь под ред. C. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой

ОБУВЬ, -и, ж. Предмет одежды для ног изделие из кожи или других плотных материалов. Кожаная, текстильная о. Зимняя, летняя о. Модельная, спортивная, домашняя о.

— Мама! А он говорит, что среди башмаков есть дети.

Правда?

— Конечно правда. Они ведь такие — совсем как люди.

— Мам! А еще — что они боятся прийти грязнулей,

Потому что вот эти черные туфли

Над нами будут смеяться.

— Нет, ну я думаю, нет. Ведь они же шагали по тротуарам,

Слышали запах леса, наступали на небо в огромной луже!

— Мам! А тогда, наверно, им черные туфли завидуют

страшно?

— Да, они ведь такие — они смешные, совсем как люди.

22 апреля 1995

Светлана Горшунова

Председатель гос. комиссии на котурнах

Перед экзаменом нас предупредили: обязательно, к месту или нет, постарайтесь вклинить цитату из недавней статьи председателя гос. комиссии, в этом случае «пятерка» вам обеспечена... Статья была очень специализированной, скучной и неинформативной, но в заголовке склонный к примерам из античности доктор каких-то-там-наук использовал интересное слово: котурны.

Люди и вещи. Среди башмаков. Часть 1

Котурны (лат. cothurni, греч. kуthornoi), в античном театре род обуви, применявшейся актерами трагедии. Котурны имели очень высокую подошву, что увеличивало рост актера, делая заметнее его фигуру в условиях огромных театральных сооружений античности, придавая его облику, походке величавую торжественность. Слово «Котурны» стало нарицательным для обозначения ложного искусственного величия.

Цель-то была благая. Поставить актеров на ту высоту, которая бы позволила выделиться из хора, а, по-нашему, из массовки, и быть видимым с каждого посадочного места огромного греческого театра. Может быть, именно оттуда, из театра Древней Греции, от Эсхила, Софокла и Еврипида тянется эта неизбывная жажда человека стать повыше и слушать дифирамбы* в свою честь. Откуда берется у человека ложное величие, зачем оно ему? Неужели ощущение уверенности в себе и чувство превосходства способна дать неуклюжая тяжелая платформа, заменителем которой в условиях современности выступают деньги, движимое и недвижимое имущество, регалии и звания?

Критика как она есть

Лосев – Бродскому:

«Иосиф, сбрось свои котурны,

зачем они, е… мать,

ведь мы не так уж некультурны,

чтобы без них не понимать!»

Об Иосифе Бродском можно и нужно было бы написать много, но ограничимся коротким – поэт Бродский. О Льве Лосеве можно сказать так: поэт, журналист, эссеист, литературовед, редактор журнала «Костер», эммигрант, лауреат премии «Северная пальмира», премии фонда «Знамя», премии русской эмиграции «Либерти». В 2006 году в серии «Жизнь замечательных людей» вышла составленная им биография Бродского.

Белые ночи уже прошли, но тьма еще наступала ненадолго, уже светало, и мы сидели за столом, я напротив Иосифа, а Виноградов между нами, и говорили все громче. Я сказал что-то возмутившее Иосифа, и он, почти крича, стал стучать по столу кулаком. «Вот ты стучишь на меня кулаком, — сказал я ему, — и это выдает, что подсознательно ты хочешь меня убить». Как он осекся! Изрекая, не совсем всерьез, свое квазифрейдистское замечание, я никак не ожидал такого эффекта.

После паузы он сбивчиво заговорил, и это были благодарные, даже нежные, слова. И меня, и Виноградова это удивило и тронуло. В шестом часу утра мы ушли от Иосифа, на пустынном Невском остановили такси.

Прежде чем ехать к себе, я завез Леню на Рылеева. Вылезая из машины, он поцеловал меня и сказал: «Спасибо за прекрасную ночь». Шофер посмотрел на нас странно.

Сбросить «котурны» бывает просто. Достаточно одного дружеского замечания. Сбросить «котурны» бывает непросто – они порой «прирастают» к ноге, уродуя ее и мешая обладателю двигаться среди людей, обутых в обычную, непрестижную, обувь.

«Каблучки по асфальту стучат...»

Говорят, что женщине, чтобы чувствовать себя уверенной, достаточно сделать прическу, затянуть талию поясом и надеть туфли на каблуке. Актуальность последнего условия была известна давно, со времен... нет, о Еве наверняка сказать невозможно, но за Оксану, в которую без памяти влюбился кузнец Вакула, поручился когда-то Николай Васильевич Гоголь в повести «Ночь перед Рождеством». Черевички от самой царицы дали капризной красавице уникальную возможность встав на каблучки, приблизиться к великим мира сего и одновременно возвыситься над ближайшим окружением.

Сцена с ходоками, такая узнаваемая и по не столь далекому от нас прошлому веку, описана Гоголем мастерски. Как будто выхваченные лучом софита, вдруг из темноты проступают фигуры второстепенных героев – Потемкина с щеточкой для бриллиантов** и Фонвизина с перламутровыми пуговицами***.

Люди и вещи. Среди башмаков. Часть 1

Один из запорожцев, приосанясь, выступил вперед:

- Помилуй, мамо! зачем губишь верный народ? чем прогневили? Разве держали мы руку поганого татарина; разве соглашались в чем-либо с турчином; разве изменили тебе делом или помышлением? За что ж немилость? Прежде слыхали мы, что приказываешь везде строить крепости от нас; после слушали, что хочешь поворотить в карабинеры; теперь слышим новые напасти. Чем виновато запорожское войско? тем ли, что перевело твою армию через Перекоп и помогло твоим енералам порубать крымцев?..

Потемкин молчал и небрежно чистил небольшою щеточкою свои бриллианты, которыми были унизаны его руки.

- Чего же хотите вы? - заботливо спросила Екатерина.

Запорожцы значительно взглянули друг на друга.

"Теперь пора! Царица спрашивает, чего хотите!" - сказал сам себе кузнец и вдруг повалился на землю.

- Ваше царское величество, не прикажите казнить, прикажите миловать! Из чего, не во гнев будь сказано вашей царской милости, сделаны черевички, что на ногах ваших? Я думаю, ни один швец ни в одном государстве на свете не сумеет так сделать. Боже ты мой, что, если бы моя жинка надела такие черевики!

Государыня засмеялась. Придворные засмеялись тоже. Потемкин и хмурился и улыбался вместе. Запорожцы начали толкать под руку кузнеца, думая, не с ума ли он сошел.

- Встань! - сказала ласково государыня. - Если так тебе хочется иметь такие башмаки, то это нетрудно сделать. Принесите ему сей же час башмаки самые дорогие, с золотом! Право, мне очень нравится это простодушие! Вот вам, - продолжала государыня, устремив глаза на стоявшего подалее от других средних лет человека с полным, но несколько бледным лицом, которого скромный кафтан с большими перламутровыми пуговицами, показывал, что он не принадлежал к числу придворных, - предмет, достойный остроумного пера вашего!

- Вы, ваше императорское величество, слишком милостивы. Сюда нужно, по крайней мере, Лафонтена! - отвечал, поклонясь, человек с перламутровыми пуговицами.

- По чести скажу вам: я до сих пор без памяти от вашего "Бригадира". Вы удивительно хорошо читаете! Однако ж, - продолжала государыня, обращаясь снова к запорожцам, - я слышала, что на Сечи у вас никогда не женятся.

- Як же, мамо! ведь человеку, сама знаешь, без жинки нельзя жить, - отвечал тот самый запорожец, который разговаривал с кузнецом, и кузнец удивился, слыша, что этот запорожец, зная так хорошо грамотный язык, говорит с царицею, как будто нарочно, самым грубым, обыкновенно называемым мужицким наречием. "Хитрый народ! - подумал он сам себе, - верно, недаром он это делает".

- Мы не чернецы, - продолжал запорожец, - а люди грешные. Падки, как и все честное христианство, до скоромного. Есть у нас не мало таких, которые имеют жен, только не живут с ними на Сечи. Есть такие, что имеют жен в Польше; есть такие, что имеют жен в Украйне; есть такие, что имеют жен и в Турещине.

В это время кузнецу принесли башмаки.

- Боже ты мой, что за украшение! - вскрикнул он радостно, ухватив башмаки. - Ваше царское величество! Что ж, когда башмаки такие на ногах и в них, чаятельно, ваше благородие, ходите и на лед ковзаться, какие ж должны быть самые ножки? думаю, по малой мере из чистого сахара.

Государыня, которая точно имела самые стройные и прелестные ножки, не могла не улыбнуться, слыша такой комплимент из уст простодушного кузнеца, который в своем запорожском платье мог почесться красавцем, несмотря на смуглое лицо.

Психологи подтверждают: любительницы шпилек не могут обходиться без внимания, точнее, не быть в его центре. Они уверены, что мужчины существуют для того, чтобы быть у их ног, а мужчины при этом ощущают себя счастливыми.

И все же, не стоит обвинять людей, неосознанно использующих платформу или каблук как средство возвыситься над остальными, почувствовать свое превосходство. Обычные сандалии из времен набедренных повязок на своей подошве имели изображение врагов. В этом случае унижение и затаптывание в грязь образа ненавистного человека владельцу безкаблучной обуви было обеспечено.

Люди и вещи. Среди башмаков. Часть 1

*В античном, греко-римском мире дифирамбом первоначально называлась хвалебная песня в честь бога вина и веселья Диониса Вакха; такие песни распевали на шумных празднествах – вакханалиях. Потом название это стало применяться ко всяким восторженным хвалебным гимнам в честь богов.

**Фаворит Екатерины II, известный также тем, что поддерживал меры, принимаемые против Пугачева и для уничтожении Запорожской сечи. Несколько позже Потемкин был назначен «главным командиром», генерал-губернатором Новороссийского края, возведён в графское достоинство и получил ряд отличий из-за границы, где влияние его очень скоро стало известно.

***Русский литератор, создатель русской бытовой комедии, в т. ч. пьесы «Бригадир». Уже выйдя в отставку, Фонвизин, несмотря на тяжелую болезнь, до конца жизни занимался литературным трудом, но встретил непонимание и резкое неодобрение в лице императрицы Екатерины II, запретившей Фонвизину издавать пятитомное собрание сочинений.

 (голосов: 31)
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие публикации по теме:

  • Счастье это просто.
  • СОЗНАНИЕ - ТА ЕЩЕ ШТУЧКА
  • Дуэт для голоса и Саксофона
  • Быть Карабасом Барабасом
  • Жизнь…





  • Группа: ЗАМ.ГЛАВ.РЕД
    Регистрация: 15.06.2007
    Цитата: автор: миссмарпл
    Говорят, что женщине, чтобы чувствовать себя уверенной, достаточно сделать прическу, затянуть талию поясом и надеть туфли на каблуке.
    Цитата: Анатоль Франс "Остров пингвинов"
    Зло будет еще терпимо, пока жизнь этих племен останется грубой и скудной; но погодите, отец мой, через какую-нибудь тысячу лет вы увидите, сколь опасным оружием снабдили вы дочерей Альки. <...>
    Да вот какая-то пингвинка идет в нашу сторону. Она ни красивей, ни безобразней других. Молодая. Никто на нее и не взглянет. Она беспечно бродит среди прибрежных скал, ковыряя в носу и почесываясь ниже поясницы. Сами видите, отец мой, плечи у нее узкие, груди обвислые, живот жирный, желтый, ноги короткие. Колени красные и при каждом шаге образуют морщины, словно это гримасничают две обезьяньи мордочки. Жилистые растопыренные ступни цепляются за скалы четырьмя крючковатыми пальцами, а большие пальцы ног торчат кверху, словно две змеи, настороженно поднявшие головы. Она всецело занята ходьбой; все ее мышцы напряжены в этой работе. И, видя ее тело в действии, мы получаем впечатление, что это машина, предназначенная больше для ходьбы, чем для любви, хотя, совершенно очевидно, она пригодна и для того и для другого, обладая вдобавок еще рядом разных приспособлений. Посмотрите же, досточтимый отец проповедник, что я из нее сделаю!

    При этих словах монах Магис в три прыжка настигает пингвинку, хватает ее поперек тела, тащит, подметая ее волосами землю, и бросает, охваченную ужасом, к ногам святого Маэля.

    Она плачет, умоляет пощадить ее, а Магис меж тем вынимает из сундука пару сандалий и приказывает ей примерить их.

    Стянутые шерстяными тесемками, ее ступни будут казаться меньше, — пояснил он старцу. — Благодаря подошвам толщиною в два пальца ноги у нее изящно удлинятся, и она приобретет величественную осанку.

    Завязывая на ногах сандалии, пингвинка с любопытством бросила взгляд в открытый сундук и, видя, что он полон нарядов и драгоценностей, улыбнулась сквозь слезы.

    Монах свернул ее волосы узлом на затылке и надел ей на голову шляпу с цветами. Руки ее он украсил золотыми запястьями, а затем, поставив ее перед собою, опоясал широкой льняной повязкой, утверждая, что это придает большую пышность груди, гибкость стану и округлость бедрам.

    Вынимая изо рта булавку за булавкой, он принялся закалывать на пингвинке пояс.

    — Можно чуть потуже, — сказала она.

    Старательно и умело придав форму дряблым грудям пингвинки, он надел на нее розовую тунику, мягко обрисовавшую линии тела.

    — Хорошо ли сидит? — спросила пингвинка. Изогнувшись, повернув голову набок и уперев подбородок в плечо, она внимательно изучала фасон своего туалета.

    Магис спросил, не находит ли она, что платье длинновато, но пингвинка с уверенностью отвечала, что нисколько не длинновато и что она будет подбирать его рукою.

    И тотчас же левой рукой подхватила юбку сзади, обтянула ее на себе повыше икр, притом так, чтобы были чуть-чуть видны пятки. Затем она удалилась мелкими шажками, покачивая бедрами. Она не оборачивалась по сторонам, но, проходя мимо ручья, краешком глаза поглядела на свое отражение.

    Какой-то пингвин, которому она попалась навстречу, остановился в изумлении, потом, повернув назад, пошел за нею. Все время, пока она шла но берегу, пингвины, возвращаясь с рыбной ловли, подходили к ней, глядели во все глаза и поворачивали за нею следом. Лежавшие на песке поднимались с места и присоединялись к толпе.

    При ее приближении все новые и новые пингвины спускались к ней с горных тропинок, выходили из расщелин между скалами, появлялись из воды, так что свита ее непрестанно росла. И все они — зрелые мужчины с могучими плечами и волосатой грудью, гибкие юноши, старики с розовыми морщинистыми телами, поросшими седой щетиной и трясущимися на ходу, или с заплетающимися ногами, тоньше, суше той можжевеловой палки, что служила им в качестве третьей ноги, — все спешили к пингвинке, задыхаясь, издавая острый запах и громко сопя. Но она оставалась спокойной, словно ничего не замечала.

    — Отец мой, — воскликнул Магис, — полюбуйтесь, как все они шагают за ней, нацелившись носами в сферический центр сей молодой особы, — а все оттого, что он прикрыт розовой тканью. Своими разнообразными свойствами шар вызывает у геометров немало размышлений. А если он принадлежит к миру телесному и живому, то приобретает новые качества. И для того чтобы пингвинам открылось полностью все значение этого геометрического тела, понадобилось, чтобы они перестали отчетливо воспринимать его своим зрением и вынуждены были представлять себе в уме. Да, чувствую, что и меня самого неудержимо повлекло к этой пингвинке. Потому ли, что юбка придавала необходимую выпуклость ее заду и, сочетая в нем простоту с величием, облекла его синтетическим, обобщающим смыслом, выявила в нем лишь чистую идею, лишь божественный принцип, — не знаю, но мне кажется, если я обниму ее, то достигну вершины чувственной радости. Несомненно, стыдливость делает женщин непреодолимо заманчивыми. Я полон такого волнения, что не в силах его скрывать.

    При этих словах, бесстыдно подняв полы своего одеяния, он устремляется к толпе пингвинов, оттесняет их в сторону, расшвыривает, опрокидывает на землю, топчет их ногами, наконец нагоняет дочь Альки, обхватывает руками ее розовый сфероид, привлекавший к себе взгляды и желания целого племени, — и она, уносимая монахом, внезапно скрывается в прибрежной пещере.

    Тут пингвинам показалось, будто солнце померкло. А св. Маэль понял, что это диавол обернулся монахом Магисом, чтобы дать одежду дочери Альки. Плотское искушение овладело и самим старцем, и душа его впала в скорбь. Медленно возвращаясь к своему отшельническому жилищу, он видел, как маленькие нингвиночки, лет шести-семи, не больше, плоскогрудые и тонконогие, опоясались повязками из морских водорослей и разгуливают по берегу, поглядывая, не идут ли за ними мужчины.


    --------------------



    Группа: ГЛАВ.РЕД
    Регистрация: 30.01.2010
    Вот надо же так! Читала "Остров пингвинов" когда-то, когда задавали wink и не замечала, сколько в нём интересного. Особенно (а, помните, Анатоль, мы с вами пикировались относительно чувства юмора и выяснили, что юмор Анатоля Франса воспринимается не всеми?) насмешил "портрет" пингвинки ДО преображения. СПС Вам, как всегда!



    --------------------
     
     
    Свободная энциклопедия

    Календарь

    «    Ноябрь 2011    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
     

    Архив статей


    Сейчас на сайте


    Купить картину
    JOURNALIST-PRO.COM © Copyright 2007-2013 Created by DataYura.com
               
    Яндекс.Метрика